Как знакомили с ту 104

piagualbica.tk - !!!Док фильм "Ту Последние слова летчика Кузнецова"

как знакомили с ту 104

и с работой нас знакомил его заместитель Тихон Васильевич Лабодин. На самолете «Ту» No , превращенном в исследовательскую. В московском аэропорту Домодедово потерпел крушение пассажирский лайнер ТуБ, выполнявший рейс в столицу СССР из. Нашёл немного — "Днепропетровск ТуБ б/н (предположительно). А в конце меня с ним познакомили, правда как с обычным пилотом.

Если самолет только что внезапно подбросило, то сейчас его так же внезапно швырнуло. Не слушаясь рулей, Ту мгновенно перешел в неуправляемое пикирование. Почти вертикально, развивая сверхзвуковую скорость, лайнер понесся к земле Когда до столкновения с нею оставалось немногим более двух километров, Гарольд Кузнецов, превозмогая немыслимое напряжение, предпринял последние усилия перевести машину в пологое планирование.

Легенды КБ Туполева: Ту | ural spotter | Яндекс Дзен

От ударов фюзеляж разломился пополам Останки экипажа и ста пассажиров находили потом в радиусе почти двух километров. Как установила государственная комиссия, эта игра со смертью длилась минуты две.

Когда Гарольд Дмитриевич понял, что самолет гибнет? Словно в плановом испытательном полете!

Легенды КБ Туполева: Ту-124

Словно и не было этого чудовищного светопредставления. И так мгновение за мгновением. Радист Александр Федоров дублировал эти сообщения. Связь продолжалась практически до самого столкновения с землей. Последние слова командира были: Переданная с терпящего бедствие борта информация оказалась даже не на вес золота, а поистине бесценной.

как знакомили с ту 104

До этого ни одно из тщательно проводимых расследований, в которых участвовали специалисты Главного управления ГВФ, Государственного научно-исследовательского института, конструкторского бюро Туполева, Военно-Воздушных Сил, так и не сумело пролить свет на причины загадочных аварий Ту Дефекты в конструкции, технические неполадки?

Нет, вроде все нормально. И к ним придраться. И шишки сыпались на головы пилотов: Возражать же на основании имевшихся данных было трудно. Что же все-таки случилось? Как показал анализ полученных сведений, самолет попал в гигантский восходящий поток воздуха. О том, что подобное возможно на столь заоблачных, свыше девяти километров, высотах никто из создателей новых самолетов и не подозревал.

А потому даже маститые конструкторы утверждали: Ни тебе туманов, ни дождей. Так было до того трагического вечера. Экипажу Гарольда Кузнецова не повезло вдвойне. Мало того, что он попал в вертикальный воздушный поток, он еще и очутился в самом его эпицентре. После выполнения нескольких имитационных полетов специалистам удалось определить параметры этого потока. Длинаширина - почти 2, толщина до Причем его скорость тоже была огромной - километров в час.

В срочном порядке конструкторы приступили к поиску способов борьбы с грозным природным явлением. Горький опыт помог вообще создать иные аэродинамические формы, успешно противостоящие воздушным потокам. В газетах всего мира появились восторженные отзывы о новинке советского самолетостроения.

Я приехал во Внуковский аэропорт, когда только что вернулся из очередного рейса в Лондон один из самолетов ТУ Пилот Валентин Федорович Ковалев, три с половиной часа назад еще ходивший по английской земле, сбежал по трапу. На нем был тщательно выутюженный коричневый костюм, шелковая рубашка, галстук.

Мне было не до шуток. Какие только самолеты — малые и большие — не водил я за свою долгую летную жизнь, сколько боролся с пургой и циклонами, пробивался сквозь туманы, открывая новые воздушные трассы, и не мыслил себе другой жизни!

Я сказал об этом Ковалеву. Когда на смену долгому дню пришла шестимесячная полярная ночь, выяснилось, что необходимо пополнить запасы продовольствия, доставить на льдину дополнительное оборудование и автомобиль-вездеход — всего двенадцать тонн груза.

Сделать это поручили. Запросили по радио, в каком состоянии ледовый аэродром. На ЛИ-2 погрузили по одной тонне, а на четырехмоторный — пять тонн груза.

Но только мы собрались лететь, приходит тревожная радиограмма от начальника станции Михаила Михайловича Сомова: Вот тебе и выполнили задание! На другой день и на Чукотке испортилась погода. Такая поднялась пурга, что и в двух шагах ничего не. Собрал я экипажи самолетов, и начали мы вместе думать, как все-таки перебросить грузы, которых ждут не дождутся зимовщики.

Ну, например, целую замороженную тушу мяса. Завернуть ее в оленьи шкуры, которые тоже туда надо доставить, перевязать веревками — и кидай смело. А замороженные пельмени, масло, папиросы также упаковать и сбросить.

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ САМОЛЕТА «ТУ-144»

И решил я испробовать предложение сына. Зимовщики развели костры на остатке посадочной площадки. Куда кидать грузы —. Штурман корабля Зубов в войну летал бомбардиром, здорово научился бросать бомбы в цель. Он дал команду летчику: Как мы потом узнали, замороженные туши мяса бились об лед, и снег кругом стал красным от мясной пыли.

А пельмени так разлетелись во все стороны, что зимовщики долго потом искали их и собирали, как грибы, Сбросили и папиросы в хорошо запаянных ящиках. Пачки снаружи были невредимы, а внутри их не оказалось ни одной целой папиросы. Зимовщики пришли в ужас и послали радиограмму на борт самолета, но там ее не приняли: Радиограмму приняли в Москве, и она попала на стол начальника Главсевморпути.

Он тотчас же отправил грозный приказ мне на Чукотку. Я стал срочно вызывать самолет. Наконец, через полчаса командир самолета Задков сообщает: Потом нам сообщили, что потери, в общем, оказались не очень значительными, и я успокоился. Какая замечательная машина, а мне уже не придется водить.

Угадав мое настроение, Ковалев захотел, видно, утешить, обратившись еще раз к прошлому. Вы меня, конечно, не помните. В тридцать четвертом году, вскоре после спасения челюскинцев, вы приезжали к нам в авиационную школу в Батайске. Вы тогда уже были Героем Советского Союза, а я начинающим учлетом, у которого спина еще не зажила от побоев.

Ту-104. Последние слова летчика Кузнецова - Телеканал "История"

И прадед, и дед, и отец плавали на Каспии. Ясно, что отцу хотелось сделать своего единственного сына моряком. А я решил стать летчиком. И когда объявил отцу об этом, старик мой взял палку да так отлупил, что неделю не мог я ни сесть, ни лечь. Когда начал летать, поднял его на ПО-2 в воздух. Говорил только, что на море качает меньше… Мы оба рассмеялись. А потом, уже в годы войны, вы приезжали в часть, к нашему командиру Гризодубовой.

Что-то в его сильной фигуре и большелобом лице, с крутым, волевым подбородком, напоминало Чкалова. И я вспомнил, как удивился этому сходству, когда в сорок четвертом году на аэродроме меня познакомили с летчиком, только что прилетевшим из Италии, откуда он переправлял боеприпасы и медикаменты для партизан Тито, в горы Югославии… Кажется, я узнал Ковалева.

Буквы ка циферблате Я смотрел на приборную доску ТУ и узнавал знакомые циферблаты. В реактивной машине приборов оказалось даже меньше, чем в самолете с поршневыми двигателями. Работу реактивных моторов контролировали только три прибора, показывающие давление масла, температуру масла и горючего и количество оборотов, достигавшее четырех с половиной тысяч в минуту.

За тридцать пять лет — с по год — скорость самолета с поршневыми двигателями возросла от до километров в час… В послевоенные годы стала бурно развиваться реактивная авиация и теоретически появилась возможность летать со скоростью распространения звука— одна треть километра в секунду — километра в час.

И тогда понадобился указатель числа М. Число М — это соотношение между скоростью полета и скоростью распространения звука в воздухе. Прибор этот необходим летчику современного реактивного воздушного корабля. Среди них, увы, по будет заслуженного летчика-испытателя Валентина Федоровича Ковалева. За время нашего знакомства, то есть с года, Ковалев очень многого достиг. Ему присвоено звание Героя Советского Союза. Имя Ковалева шестнадцать раз упоминается в таблицах мировых рекордов Международной авиационной федерации — ФАН.

Ковалев в буквальном смысле принадлежит к числу людей, о которых говорят: В сентябре года экипаж самолета ТУА с командиром пилотом первого класса В. Ковалевым поставил сразу одиннадцать мировых рекордов. Ковалев провел самолет по трассе Москва — Орша со скоростьюкилометра в час. Спортивными комиссарами тогда было опломбировано десять тонн коммерческого груза. Вместо ответа летчик показывает золотую медаль ФАИ и улыбается: С обыкновенного серийного самолета ТУБ были сняты пассажирские кресла и вместо них тщательно уложены чугунные чушки, весом в пятнадцать тонн.

На рассвете 2 августа года в десятибалльную облачность, когда земля была закрыта почти светонепроницаемым тучевым покровом, Ковалев поднял лайнер. Самолет пролетал над обсерваторией Астрономического института имени П. Штернберга, радиолокаторы точно засекли. Впереди тысяча километров трассы.

На высоте сверкало солнце. Дойдя до конечного пункта маршрута — Орши, самолет круто развернулся и взял обратный курс на Москву. Через 59 минут после старта машина снова прошла над обсерваторией. ТУБ достиг непревзойденной для пассажирских самолетов такого типа скорости вкилометра в час. За один полет было поставлено пять мировых рекордов скорости полета с коммерческим грузом в одну, две, пять, десять и пятнадцать тонн.

В ночном рейсе В году я был пассажиром ТУ Мы летели глубокой ночью. В иллюминатор заглядывали крупные яркие звезды.

как знакомили с ту 104

Внизу — чернильная тьма. Земли с десятикилометровой высоты не было. Она спала, укутанная толщей туч. Спали и пассажиры в креслах. В салоне царил дремотный полумрак. Машина шла ровно, без тряски.

Мне не спалось, и я зашел в пилотскую кабину. Если самому нельзя вести самолет, то хоть посмотрю, как это делают.

Зеленоватым фосфоресцирующим светом выделялись в полутьме подергивающиеся стрелки на циферблатах приборов. От них зарябило в глазах. Все пять членов экипажа сидели на своих местах и, кажется, ничего особенного не делали. Оба пилота спокойно держали руки на штурвалах, пробегая глазами по приборам.

Люди, работающие в пилотской кабине современного небесного лайнера, подчиняясь движению стрелок на циферблатах и вспыхивающим лампочкам, почти не ощущают, что находятся в движении со скоростью, близкой к тысяче километров в час. Приборы-всезнайки непрерывно докладывают о работе турбин, о высоте, о скорости, о положении самолета в пространстве, о количестве топлива в баках, обо всем, что надо знать летчику.

Я долго находился в пилотской кабине, наблюдая слаженную, четкую работу тех, которым доверены жизнь и безопасность многих людей. Он то углублялся в карту, то посматривал на часы.

ЛЕТАЮЩИЕ ЭКСПРЕССЫ. «Друзья в небе» | Водопьянов Михаил Васильевич

Бортмеханик не спеша прогуливался по пассажирскому салону, возвращался к своему креслу, к чему-то прислушивался и, казалось, ничего не делал. Радист, не снимая наушников, постукивал ключом. Он все время невидимыми нитями радиоволн связан с аэродромами: ТУ приближался к Свердловску. В сентябре состоялся мой первый рейсовый полет.

Утром из Казани вылетели два самолета. Я и опытный летчик Скорик отправились в Свердловск. Я видел впереди самолет Скорика и шел за ним, но потом решил, что мне следует запомнить трассу. Не всегда же придется летать в хвосте… Начал смотреть вниз и сразу же потерял Скорика из виду. Ну, думаю, долечу и без него! До Свердловска осталось лететь минут пятнадцать, как вдруг дорога, по которой я ориентировался, ушла в туннель.

Перелетев туннель, опять увидел рельсы. Обрадовался, что быстро нашел.

как знакомили с ту 104

Но дорога почему-то стала отклоняться в сторону. Вначале я не обратил на это внимания. Лечу тридцать минут, а Свердловска. Неужели попал на другую дорогу? Взял компасный курс 90 градусов и решил выйти из Уральских гор па равнину. Выбрал большое поле, сел. Смотрю — бегут ребятишки. Не останавливая мотора, выскочил из самолета и спрашиваю их: Мне ответили, что около семидесяти километров.